Суббота, 15.12.2018, 11:02
  Мазуренко М.Т.
                                   
Главная Мой профиль Регистрация Выход Вход
Вы вошли как Гость · Группа "Гости"Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
 Глава 1. часть 1. Январь
Вечнозеленая Колхида. Глава 1. часть 1. Январь

С чего начинается январь? Конечно с нового года. Представление о новом годе в России, да и почти во всей Европе, тем более в Сибири, на Дальнем Востоке и на Севере Америки всегда связано с зимой и морозами. В западной Европе в январе зима не всегда бывает снежной. Здесь, как и в Средиземноморье, Японии, новый год знаменуется холодной, но, как правило, дождливой погодой. А в тропиках и в южном полушарии, новый год – это лето.
 В южной Колхиде погода в среднем, такая как в Японии или Средиземноморье, т.е. прохладно, температура немного выше нуля. Очень часто идет промозглый холодный дождь. Сырой воздух усиливает ощущение холода.
Январь самый холодный месяц колхидского года, среднеянварская температура на побережье плюс 5-6о! Но дожди льют не всегда. В январе может стоять хотя и прохладная, но великолепная погода! Солнечная, при ясном голубом небе, совсем тихая, безветренная, с дневной температурой 15, а то и 20о, особенно на южных, хорошо прогреваемых склонах. Днем в середине января температура изредка может подняться и до 25о! Но с заходом солнца начинает резко холодать, температура падает до + 10, а к утру и до нуля. Выпадает обильная роса, иногда и изморозь. Лужи покрываются тонким слоем льда, днём быстро тающим.
 Сине-голубое море гладкое как зеркало, тихое и спокойное, только у самого берега лениво плещется маленькая прибойная волна. И всё вокруг зелено!
Таково общее впечатление, хотя листопадные деревья и кустарники стоят безлистными. Но ярко зеленеет трава, зелены мандарины и чай, камелии, пальмы и кордилины, стройные ряды криптомерий и огромные сероватые кроны эвкалиптов. Зелены заросли вечнозеленых кустарников, образующих густой подлесок в буково-каштановых лесах. Они хорошо заметны зимой, когда деревья оголены. Тёмно зеленеет плющ колхидский (Hedera colchica), поднимающийся по стволам деревьев почти до их вершин и образующий темнозеленые муфты на их стволах. Особенно он любит обвивать ольху в долинах речек и ручьев по ложбинам и дну ущелий.
Снега может не быть весь январь или он выпадает всего на один-два дня. Но случаются и более резкие похолодания, но не каждую зиму. Тогда снег может лежать одну-две недели, и температура падает ниже нуля.
Хотя день прибавляется, но солнце стоит ещё низко. Поэтому резко ощущается разница между южными, хорошо прогреваемыми, и северными – холодными и сырыми склонами, на которые солнце попадает только на короткий срок в середине дня.
Погожие дни нельзя назвать зимними. Для жителя средней России это уже вполне весенние дни.
 Как мы уже упоминали, на побережье природные леса почти все сведены и заменены плантациями мандарин и чая. Развитие растений буково-каштанового леса колхидского типа мы наблюдали в ботаническом саду, в заповеднике кавказской флоры. Это единственный сохранившийся на побережье фрагмент буково-каштанового леса.
Высокие деревья: буки (Fagus orientalis), каштаны (Castanea sativa) и грабы (Carpinus caucasica, C. orientalis) стоят безлистными. Зимой хорошо заметны отличия между этими деревьями. Бук не спутаешь ни с каким другим деревом. Его толстые высокие стволы покрытые светлосерой корой стоят рядами, словно величественные колонны. На концах ветвей хорошо заметны очень длинные и острые почки, формой похожие на наконечник пики.
У граба кора корявая, а ветви кроны, в отличие от бука, отходят от толстого ствола невысоко. Почки хотя и острые, но короткие и вздутые. У каштана мощные ветви тоже отходят от толстых стволов невысоко, хотя высота дерева, также как и у бука достигает 30, а то и более метров. Древесина каштана необычайно прочная. В сыром виде, как только дерево срублено, она легко поддается обработке, но позже становится темной и необычайно прочной. Пропитанная дубильными веществами – не поддается гниению. С этой особенностью связано почти полное исчезновение каштана по долине Аджарисцкали, как и в приморской части Аджарии (Мазуренко, Джобава, 1992).
 Среди голых ветвей каштанов изредка выглядывают коричневые колючие шарики забавных коробочек-плодов. Они, по каким то причинам не опали.
 Вечнозеленый подлесок – шкериани (Голицын 1950, Долуханов, 1980) от основания стволов достигает высоты до 2- 3, а иногда и 4 м. Стланцы растут не по одиночке, а образуют сплошные густые заросли.
Это вечнозелёные: лавровишня (Laurocerasus officinalis) и рододендрон понтийский (Rhododendron ponticum). За их плотными массами скрываются лежачие ветви и стволы. У лавровишни они иногда толщиной в две руки, а у рододендрона – с одну. Гибкие стволы стелются вниз по склону, а кроны приподнимаются. Такая картина типична для всей Колхиды. Но иногда на опушках эти виды становятся вполне прямостоячими деревьями. И тогда рододендрон понтийский может достигать и 5 м, а лавровишня 10 м. Это связано с тем, что зимой в Колхиде снег – явление непостоянное. На концах ветвей рододендрона заметно выделяются крупные почки. Они двух типов: шаровидные и копьевидные. Если снять с шаровидной почки, закрывающие её чешуи, то обнаруживаются вполне развитые готовые раскрыться бутоны. Копьевидные – вегетативные. И те и другие раскроются через два месяца.
Гибкий вечнозелёный прямостоячий кустарник – дафна понтийская – волчье лыко понтийское (Daрhne pontica) растет по одиночке. Кожистые, правильной формы листья, напоминают листья лавра. Поэтому и названо это растение дафной. Хотя в Греции Дафной называют лавр благородный (Laurus nobilis). В одном из греческих мифов повествуется как лучезарный бог Аполлон долго преследовал красавицу-нимфу по имени Дафна, которая в конце концов обратилась за помощью к Зевсу, и тот не нашел ничего лучшего как превратить её в деревце лавра. Кустик невзрачной ядовитой дафны заставляет нас вспомнить о несчастной нимфе, а может быть и о счастливой, ведь она жива до сих пор, хотя и в виде лавра. А где преследовавший её Аполлон? На одинаковых по форме кожистых вечнозеленых листьях сходство дафны с лавром заканчивается. В этом легко убедиться, так как большие кусты и даже деревья лавра благородного в садах Колхиды встречаются на каждом шагу.
На верхушке тонких молодых побегов дафны понтийской листья собраны в розетку. На предыдущем приросте торчат в разные стороны длинные трубчатые желтоватые цветки, сидячие по 2-3 на концах прямых довольно длинных цветоножек. Цветет дафна понтийская круглый год. Цветки следуют за очередным приростом (Хохряков, Мазуренко, 1990).
В подлеске, чаще на опушках, на чернике кавказской (Vaccinium аrctostaphilos) кустарнике или небольшом деревце, можно увидеть последние, еще не опавшие яркоалые или темнокрасные листья. На зеленых с розоватым оттенком стволиках, выглядывают маленькие веточки с колокольчатыми цветками, а иногда и чернеющие ягоды. Это третья, а часто и четвертая волны цветения и плодоношения черники. Она выражена довольно слабо. Но будь в Колхиде теплая зима – черника прекрасно цвела бы и плодоносила, не зная покоя, как делали её предки, когда до третичных похолоданий климат в этих краях был более тёплым. Молодые 2-3 летние растения черники вовсе не теряют листвы в течение 2 лет, то есть вполне вечнозеленые. С возрастом эта особенность утрачивается. (Мазуренко,1991).
Лещина (Corylus avellаna) в Колхиде кустарник до 6 метров в высоту с крупными стволиками растет в подлеске и на опушках. Кое-где на ветвях висят последние зелёные ещё не опавшие листья. Иногда их довольно много. На концах ветвей светятся на солнце желтые сережки. Если в декабре было тепло, лещина может начинать пылить и до нового года. Стоит обратить внимание что на одном и том же растении м ы видим  признаки осени – листопад и признаки пробуждения – пыление сережек.
 Самшит вечнозеленое деревце или высокий прямостоячий кустарник подлеска. Мелкие овальные листья похожи на брусничные. Отличаетcя исключительной теневыносливостью и медленным ростом. Его плотная красивого цвета древесина, напоминающая слоновую кость очень ценится. Тяготея чаще к известнякам самшит (Buxus colchica) в южной Колхиде встречается куда реже в сравнении с Абхазией, где он растет в большом количестве. В заповеднике ботанического сада большая роща самшита рукотворная. Здесь он цветет и плодоносит. Дает обильный самосев.
В тенистых местах не редкость обнаружить заросли высокой травы – иглицы понтийской (Ruscus ponticus). Плотные кожистые листья формой похожи на листья ландыша, но раз в пять крупнее. Если отогнуть лист, то с нижней стороны, на некоторых, в их центре можно увидеть яркокрасный плод величиной с крупную горошину. Он прикреплен к центральной жилке. На первый взгляд это кажется чудом. Но на самом деле то, что мы принимаем за листья – это не листья, а сильно уплощенные стебли. А сами листья редуцировались (сократились в размерах) до небольших чешуек и находятся в основании филлокладия – так называют уплощенный листообразный стебель. Странный, на первый взгляд метаморфоз обеспечивает сохранение пыльцы маленького невзрачного цветка сухой. Во влажном лесу, где ливни не редкость, а постоянное явление это важное приспособление. Ягода  под листом словно под зонтом.  Для кого же окрашен плод, который «спрятался» под листом пока не выяснено. Он несъедобен. (Петров,1971, 1976).
Густые заросли высотой до 3 метров двух близких видов ежевики кавказской и ежевики шерстистой (Rubus caucasicus, Rubus hirtus) заполнили опушки заповедника, пустыри и склоны холмов нижней Аджарии. Так чаще всего называют приморскую часть Аджарии. Переплетения дуговидных их побегов образуют густой покров с красными, не опадающими до весны, листьями (Попов, 1980, Мазуренко,1999).
 Кроме них у придорожий, у насыпей железной дороги, образует густые заросли более засухоустойчивая ежевика беловатая (Rubus candicans) с крепкими дугами побегов, покрытыми более крупными крючковидными колючками.
На ольхе (Alnus barbata) заселяющей ложбины ручьев и заболоченные долины в конце месяца начинают набухать клейкие почки.
С высоких деревьев, особенно с ольхи, кроме плюща колхидского свисают побеги сассапарили (Smilax excelsa) с серповидными колючками. Наверху прочные зеленые шнуры побегов несут гладкие светлозеленые сердцевидные плотные вечнозеленые листья и гроздья яркокрасных мелких ягод. Безвкусные, с сухой крахмалистой мякотью, начиненной желтовато-коричневыми блестящими семенами, они хорошо заметны зимующим птицам. В основании стволов деревьев, на пустырях – тонкие и более толстые, с палец толщиной, ее побеги, перевиваясь в огромные клубки, вместе с ежевикой образуют непроходимые колючие заросли.
У дорог, на пустырях у заборов или на приморских галечниках, зимой становится хорошо заметным, благодаря яркими желтыми цветкам, утесник европейский (Ulex europaeus). Особенно много его близ устья реки Кинтриши, в Кобулети и в Чакве. Крупный кустарник с высокими колючими не ветвящимися стволиками, покрытыми густым серым покровом коротких, с острой колючкой листьями. От основания до верхушки из пазух колючих листьев отрастают короткие, розеточные цветоносные побеги, усыпанные яркожелтыми, типичными для мотыльковых, цветками. Во время цветения весь куст становится жёлтым. Цветение утёсника растягивается на всю зиму и весну, вплоть до начала лета. Пик его цветения падает на февраль-март, а в январе ещё много бутонов. В тихую ясную погоду к ароматным цветам прилетают пчелы.
Зеленый сплошной покров многолетних трав бросается в глаза. Есть среди них и цветущие.
 Одна из особенностей флоры Колхиды зимнее развитие эфемероидов, обусловленное теплой бесснежной зимой средиземноморского варианта. (Хохряков, Мазуренко 1992). Эфемероиды начинают свое развитие поздней осенью и с началом весны. Виды, относящиеся к этой биологической группе плавно сменяют друг друга в течение всей зимы. Наболее массовые из них – подснежник Воронова (Galantus Voronovii) и цикламен аджарский (Cyclamen adjaricum).
Среди трав колхидского леса зимнезеленые растения хорошо заметны, особенно многоножка пильчатая (Polypodium serratum). Основания стволов деревьев на высоту до 3 метров обрастают зелеными мхами, особенно с северной стороны. Здесь во влажных моховых покровах расползаются мясистые корневища папоротника. Над поверхностью мха торчат, отгибаются в сторону его ваи с глубокими выемками, с нижней стороны покрытые точками спорангиев. В зимние месяцы, когда свет легко проникает в лес – это наиболее благоприятный период для его фотосинтеза.
Влажная подушка мха подпитывает влагой корни эпифита, тогда как летом тонкий моховой покров часто высыхает, а вслед за ним высыхают, а иногда и отмирают и вайи. Многоножка типичный бриофил (Мазуренко, Хохряков 1989)
 Дополняет общую картину зимнего состояния буково-каштанового леса плющ колхидский. Его гибкие стебли с большими глянцевыми листьями обвивают не только стволы, но и спускается до земли длинными шпалерами. Соприкасаясь с почвой, шпалера расползается, укореняется и переплетается, образуя красивый блестящий почвопокров, особенно в просветах между деревьями.
 После того как лес в декабре обнажился, становятся хорошо заметными зеленеющие травяные покровы, придающие всему ландшафту как дикорастущему, так и культурному весенний вид.
Под лесным пологом зеленеют злаки: коротконожка перистая (Brachypodium silvaticum ) и овсяница горная (Festuca montana).
 В лесу зеленеют ваями папоротники:Driopteris mediterranea, Polystichum Braunii, P.lobatum, P.setiferum., Blechnum spicant., Pteris cretica., Phylitis scolopendrium. Зимой зелень многочисленных папоротников пышно разрастающихся в теплом и влажном климате бросается в глаза. Зеленеют эпимедиумы (Epimedium pubigerum, Epimedium colchicum, омфалодес каппадокийский, толстостенка (Pachiphragma macrophillum, примула красиволистная (Primula megasaefolia)., цицербита понтийская (Cicerbita pontica) также изредка зеленеет прошлогодними листьями в зимний период.
Ярко зеленеют одно- двулетние виды: сердечник (Сardamine pectinata),  паслены (Solanum) из группы nigra Pojark., галинзога (Galinsoga quadriradiata), молочай (Euphorbia striceta), клоповник (Lepidium textanum), Solanum asper. Виды рода Erigeron зеленеют круглый год.
Плантации мандарин на северных склонах заселены подснежником, образующим сплошной ковер из ярко-зеленых блестящих листьев и белоснежных цветков.
Каждое отдельное растение имеет одну луковку, расположенную совсем неглубоко, у поверхности почвы. От луковицы вверх отходят два ремневидных листа и один стебель с одним цветком. У основания цветка находится прицветный лист. Поникший цветок направлен вниз, и в основании несет зеленый шарик – завязь, к которой прикрепляются шесть островерхих тычинки и шесть лепестков, но разных: три из них – "обыкновенные", в форме лодочки, а три – вроде бы как обгрызенные – вдвое короче и с выемкой на верхушке, но с зеленой строчкой. В целом получается очень красивый изящный цветок.
Цикламен предпочитает расти сплошными розовыми коврами в малонарушенных местах на склонах ручьев. Его много в североамериканском отделе ботанического сада.
Округлые почковидные листья 3-5 см в поперечнике снизу, как и черешок, розоватые, а сверху пестрые: на общем тёмно-зеленом фоне беловатая дугообразная полоса идет по краю листа. У маленького розового цветка лепестки загнуты кверху, тоесть отогнуты к основанию цветка, а весь цветок, как и у подснежников, направлены вниз.
Черешки и цветоножки, отходят от маленького корявого стебля в центре большого фиолетово-коричневого клубня, с пучком корней внизу. Сам же клубень гладкий, как картофелина, но уплощенный, с фиолетовым оттенком.
Эти эфемероиды раннецветущие зимние растения. Но есть эфемероиды зацветающие позже, в феврале-марте. В середине субтропической зимы началось отрастание их листьев. На влажных лужках появились розетки блестящих сочных листьев чистяка Попова (Ficaria Popovii).
К зимнецветущим травянистым растениям относится зимовник (Helleborus caucasicus) крупный многолетник. Его легко обнаружить в ложбинах заповедного ручья. Несколько цветоносов отрастают на высоту до 30-40см. Цветки средней величины с зеленовато-белыми или розоватыми лепестками 3-5 см длины, очень часто с крапчатым рисунком изнутри. Внутри цветка масса тычинок, плотно окружают центр цветка, откуда звездочкой точат несколько рылец – по числу плодолистиков-листовок. Если отогнуть наружу лепестки, то между ними и тычинками обнаруживается кольцо нектарников. Цветки стоят прямо, не повисают как у подснежника или цикламена. Листья плотные, кожистые, резко отличаются твердостью от листьев других трав. Почти сложные, разрезанные на несколько вытянутых зазубренных по краям долей, они лежат на почве и постепенно сгнивают, хотя в январе ещё вполне живые.
 Помимо небольших фрагментов лесной растительности на холмах, ландшафту побережья особый облик придает приморская песчано-галечниковая терраса по краю которой от Кобулети до Батуми проходит железная дорога. На ее насыпях селятся разнообразные травы как местного, так и иноземного происхождения. Песчаная терраса сильно нагревается, особенно летом. Благодаря этому флористический состав и сезонное развитие растений ближе к средиземноморскому. Приморская терраса сильно окультурена и во многих местах заселена свинороем (Cynodon dactilon). развивающим в более влажных местах длинные олиственные побеги подобные таким же как в тропиках где его собирают на корм скоту. Участие в задернении почвы принимают императа (Imperata cylindrica) и осока (Carex colchica). В их плотные травяные покровы вклиниваются пятнами злаки: Lophohloa phleoides, Vulpia miuros, Hordeum leporinum, Poa bulbosa. К началу лета они полностью заканчивают рост. На задерненных террасах долго вегетируют вплоть до поздней осени: Scabiosa Sosnovsky, Аristolochia clematitis, Anthemis euxina, Raphanus maritimus, Tunica saxifrage, Vеbascum gnaphaloides, Rumex asetoselloides. и др. На задерненных участках много дикой моркови (Daucus carota) цветущей до поздней осени.
  Незадернованные песчаные пространства сублиторали заняты мелкими группами или растущими одиночно:Eringium maritimum, Glaucium flavum, Cakile euxina, Euphorbia paralias, Calistegia soldanella, Pancratium maritimum, Stachis maritimа, Polygonum litorale, Elimus giganteus. Они типичны для сублиторали всего черномоского побережья Колхиды. Зимой о оригинальных, красивых растениях цветущих ранним летом говорят их сухие стебли постепенно обламывающимися и разрушающимися морскими ветрами.
  Низинная подгорная часть побережья безлесная. Здесь зеленеют приостанавливающие в холодноевремя года рост паспалюмы (Paspalum dilatatum.) ковровые покрытия блестящего гидрокотиле (Hydrocotile ramiflora).
В садах светло. Плодовые деревья: черешня, хурма, персики, сливы сбросили листву. Мандариновые и чайные плантации повсеместно создают темнозеленый облик приморских холмов.
 Чай (Thea sinensis) и цитрусовые (род Citrus) мандарины, лимоны, апельсины относятся к «дарам Востока» привезенным в Аджарию А.Н. Красновым. До  него чайное дело было только в зачатке. Плодовых цитрусовых в Аджарии большая коллекция в основном сосредоточенная в ботаническом саду, где в течение всего ХХ века велась серьезная работа по акклиматизации, селекции многих видов этого обширного рода. На плантациях кроме самых распространенных мандарин и апельсин в небольшом числе растут грейпфруты, цитроны, кинканы (фортунелла) и др.
 Мандарин Уншиу с очень вкусными кисло-сладкими плодами основная хозяйственная культура Аджарии выносит до минус 12 градусов и в редкие холодные зимы на открытых склонах подмерзает затем быстро восстанавливая потери.
Эриоботрия японская (Eriobotrya japonica) – как ее часто называют мушмула – дерево средней величины недавно, в декабре закончила цветение. В центре крупной розетки жестких вечнозеленых крупных кожистых листьев находятся темнозеленые завязи круглых плодов. Но кое-где на верхушках соцветий ещё можно обнаружить последние беловатые цветки. Ее плоды созревают очень рано – в конце мая, а в теплые зимы эриоботрия может созреть и раньше. Очень теплой зимой 54/55 года плоды эриоботрии созрели в начале апреля.
Ботанический сад
Наиболее полное впечатление об иноземных, введенных в культуру растениях, мы получим, совершая прогулки по Батумскому ботаническому саду. Здесь находится основная коллекция иноземных растений. Вечнозеленые экзотические деревья и кустарники выступают на первый план, тогда как в летние они служат темнозеленым фоном. Коллекция разнообразных растений Батумского ботанического сада нсчитывает более 120 видов деревьеви кустарников разнообразных, в основном субтропических и тропических семейств. А общее число живых коллекций насчитывает по данным Путеводителя 1978 года 5000 видов, разновиднойстей и форм.  Мы не претендуем на полноту знакомства с коллеукцией сада и отправляем читателя к регулярно издаваемым путеводителям по саду (1935, 1959,1978),
Ботанический сад расположен между поселком Зеленый мыс и поселком Чаква в 9 километрах к северу от города Батуми. Сад протянулся вдоль морского побережья на двух параллельниых по отношеню к морю крутых холмах, между которыми имеется своя небольшая речная система. Она делит территорию сада на две части: восточную с заповедным природным лесом и западную, занятую географическими отделами. Здесь растут преимущественно деревья и кустарники той или иной субтропической области мира. Это фактически уникальный дендрарий (Попов,1980, Путеводитель,1935, Путеводитель 1959).
 От станции Зеленый мыс вверх, к дирекции ботанического сада крутая пешая тропа ведет вверх по приморскому холму по территории нижнего парка, бывшему до 1921 года, до советизации Грузии, имением М.Э. д’Альфонса, а позже правительственной дачей. В 1954 году она была присоединена к ботаническому саду. В нижнем парке богатая коллекция редких деревьев и кустарников, между которыми на террасированных склонах мандариновая плантация совмещается с посадками редких экзотических деревьев и кустарников.
 С одной стороны нижний парк обращен к морю, обрываясь крутыми склонами и скалами, с противоположной – спускается тенистым ущельем к платформе Зеленый мыс и тоннелю, пробитому под холмом.
 Из нижнего парка дорога круто поднимается по коньку холма – в верхний парк, бывшее имение П.Е. Татаринова, каменный дом которого, как и парк, с момента советизации присоединен к ботаническому саду и превращен в дирекцию. Парк простирается от моря до вершины приморского холма – горы Фридэ на высоте 200м над ур. м. Крутой склон изрезан параллельными террасами с посадками экзотических деревьев и кустарников. Так же параллельно он прорезан несколькими тропинками и шоссейной дорогой проходящей ниже здания дирекции.
Далее дороги и тропинки ведут в географические отделы, расположенные в последовательности: новозеландский, австралийский, гималайский, восточноазиатский, американский и средиземноморский. По вершине холма проходит центральная дорога.
 Приморский холм глубоко прорезан горной речкой в которую стекают ручейки. За ручьем, на склоне второго от моря холма, находится, уже упомянутый нами, заповедник природной флоры, фрагмент буково-каштанового леса.
В солнечный день прогулка по ботаническому саду интересна не только с познавательной целью, но и доставит большое эстетическое удовольствие.
 В первой главе нашего знакомства с южной Колхидой мы пройдем по ботаническому саду, ознакомив с главными растениями, составляющими  культурные ландшафты этого уникального дендропарка.
Сразу у входа от платформы «Зеленый мыс» на территории нижнего парка тропинка круто берет вверх.
 Слева, над берегом моря ранее располагалась большая группа пиний – итальянских сосен (Pinus pinea), но во влажном климате средиземноморские сухолюбивые деревья деградировали и позже их посадки не возобновлялись. Однако, они прекрасно плодоносили.
 Вдоль основной тропы нижнего парка протянулась аллея крупных вечнозеленых деревьев магнолии крупноцветковой (Magnolia grandiflora). Под конусовидными шатрами ее крон полутьма – так плотно смыкаются ветви, словно панцырем покрытые жесткими вечнозелеными блестящими гладкими листьями. Снег и дождь с них легко скатываются, не повреждая ветвей. Во время сильного дождя под плотными кронами сухо Дождь под кронами магнолий не стоит пережидать. Напоминаем: в Колхиде сильные ливни могут длиться без перерыва несколько суток. На земле шуршит толстый слой жестких опавших листьев. Листопад у магнолии крупноцветковой длится круглый год, постепенно. Эта особенность свойственна не только для магнолии крупноцветковой, но и для многих вечнозеленых древесных растений.
 Вечнозеленые листья на мандариновых деревьях скрывают под собой стволы невысоких деревьев.
Зеленый ковер вновь отрастающих трав приходит на смену прошлогодней отмершей и побуревшей траве. Под мандаринами на плантациях разрастаются однолетние травы: мятлик однолетний (Poa annua), мокрица (звездчатка средняя), (Stellaria media). Вероники: персидская (Veronica persica) и нитевидная (Veronica filiformis) (Хохряков, Мазуренко, 1993).
На хорошо освещенных местах вдоль тропинок, а также на мандариновых плантациях, на мягких почвах цветет норичник весенний или (Scrophularia nоdosa) одно или двулетник, с довольно крупными опушёнными округлыми листьями (3-4 см в поперечнике) и с плотными соцветиями ярко-жёлтых, заметных издалека цветков. Каждый его маленький цветок в отдельности похож на китайский фонарик. Выступающий из него столбик пестика с рыльцем на конце, напоминает язык колокольчика. Цветёт норичник долго – начиная в декабре и кончая в марте следующего года. В конце цветения его соцветие сильно вытягивается.
Подъем идет по коньку приморского холма. По мере подъема открываются живые картины: море, обрамленное вечнозелеными и оголенными кронами, склоны холмов.
 На откосах крутых холмов много хвойных редких растений: кипарисов, кипарисовиков, сосен, елей. Они преимущественно придают ландшафту нижнего парка некоторую мрачность. Кроны деревьев поднимаются из глубины ущелья, возвышаясь над ведущей вверх тропинкой. Общий темнозеленый фон создают крупные деревья, среди которых много хвойных, таких как например: криптомерии, кипарисы, кипарисовики, сосны и др.
 Под деревьями полутень и сразу же ощущается прохладная влажная атмосфера.
 Разнообразие сосен в коллекции ботанического сада большое. Их 30 видов. Разнообразна их хвоя и форма шишек. По пути маршрута мы ознакомимся с некоторыми из них. Не менее интересны и другие хвойные породы поражающие своими большими размерами.
В хорошую погоду со смотровой площадки, с высоты 50м над у. м, хорошо просматривается берег. Море бывает таким прозрачным, что можно рассмотреть подводные камни, белых медуз, колышущиеся водоросли. В голых кронах деревьев выросших на приморских обрывах, темными точками выделяются группы крупных птиц – бакланов.
Зима время хода хамсы – мойвы, маленькой рыбки косяками входящей в батумскую бухту. Нырки – небольшие птицы, словно маленькие кораблики, колышутся у берега, то и дело, ныряя за добычей.
На склоне южной экспозиции солнце пригревает, иногда припекает, тогда как северный склон сырой и даже в середине дня затенен. По обочинам дорог вертикальные стенки представляют собой природные клумбы, заселенные травами чаще всего иноземного происхождения. Насекомых привлекает тонкий приятный аромат начинающей цветение фиалки белой (Viola alba) широко распространенного в Аджарии и соседней северной Турции многолетника с тёмно-синими очень душистыми цветками. Молодые листья у неё сердцевидные, жёстко-шершавые, светло-зеленые, при распускании свернутые в трубочку, они напоминают мышиное ухо. Узнать её легко и по тому, что она способна давать многочисленные укореняющиеся горизонтальные побеги с новыми розетками на концах, благодаря чему её цветение растягивается надолго – до апреля.
В Европе растёт точно такая же фиалка, но с белыми цветками. Карл Линней поэтому назвал её белой. Рядом с хорошо заметной фиалкой раскрывает маленькие белые цветки лапчатка мелкоцветковая (Potentilla micrantha). Два вида всегда растут вместе.
Рядом на освещенных откосах начинает цвести толстостенка (Pachiphragma macrophilla). Травянистый многолетник из семейства крестоцветных, широко распространён от нижнего горного пояса до верхнего и обычен на Кавказе и соседней северо-восточной Турции. В среднегорном поясе толстостенка цветёт после таяния снега, а у моря – зимой. Крупные листья у основания стебля собраны в розетку, из центра которой отрастает цветоносный побег с короткой кистью ярко-белых цветков.
 Светлая зелень зимнезеленых трав особенно заметна у барвинка пушистого (Vinca pubescens).
 На подъеме по вершине холма в ряд растут крупные, с изогнутыми стволами деревья криптомерии японской, форма изящная (Cryptomeria japonica f.elegans). У нее красивая компактная крона с мелкой кружевной хвоей в зимние месяцы приобретающей красноватый оттенок. Блестящая отслаивающаяся кора светится на солнце.
 Дорога берет круто вверх. Минуя очередную смотровую площадку и здание дирекции, бывший дом Татаринова, мы попадаем в верхний парк.
 Как в нижнем парке, так и в верхнем, и особенно в восточноазиатском отделе большая коллекция разнообразных сортов камелии японской (Camelia jаponica) (Джинджарадзе,1974).
 Невысокие, не более 10м вечнозелёные деревья камелии не страдают от снегопадов. Их древесина очень прочная, не ломается. С поверхности  гладких глянцевых листьев снег легко скатывается.
 Во время снегопадов из под шапок белого снега выглядывают нежные, похожие на фарфоровые цветки. Яркие венчики осыпаясь, ложатся ковром поверх снега.
 На одном дереве белые, на другом – только яркоалые, а третьи расцвечиваются в пестрые – белые с красным цвета. Есть и нежнорозовые. Разнообразие цвета и формы цветков огромное. Сочные цветы камелии невозможно засушить в гербарии. Мясистые цветки свойство многих  тропических и субтропических деревьев. В декабре камелия только начинала цветение, а в январе она цветет в полную силу.
Пальмы делают приморский ландшафт похожим на тропический. Наиболее широко распространена и дичает восточноазиатская веерная пальма трахикарпус форчуна (Trachicarpus fortunei). Ее высокие тонкие стволы венчающиеся кроной веерных листьев распространены по всей приморской части Аджарии. Обдуваемые легким ветром листья трепещут, как бы перешептываются, создавая странный жестяной звук. Интересно наблюдать  пальмы во время снегопадов. Словно живые существа они "стряхивают" глыбы снега с гладких листьев-вееров. Их основания окутаны волосовидными войлочными влагалищами, долго сохраняющимися на стволах. "Волосы" войлока очень прочные и иногда используются для изготовления метелок.
 Из середины кроны свешивается крупная кисть созревших синеватых плодов, формой издалека напоминающих сильно увеличенную кисть зрелого винограда. Она спрятана в огромный пакет светло-коричневых прицветников. Птицы, обманутые сходством с виноградом несъедобных плодов их склевывают и разносят. Поэтому небольшие молодые пальмочки часто встречаются на старых крышах, в дуплах деревьев, на стенах, каменных заборов. Но большинство плодов падает под материнское дерево, весной дружно прорастая. Густая щетка проростков зеленеет под пальмами.
  Вдоль главной дороги в верхнем парке крупный экземпляр финика канарского (Phoenix canariensis). Ее крупные перистые листья длиной 2-3 (4) м охватывают большими влагалищами толстый до 10м ствол, образуя красочные дуги. Ствол окутан основаниями влагалищ, оставшихся после того как нижние засохшие листья кроны были обрезаны. В выемках влагалищ, словно в воронке оседает разложившийся опад. Толстый ствол  этой пальмы – своеобразный питомник вынужденных эпифитов. В выемках прорастают папоротники, семена разнообразных растений, принесенные птицами. Не редкость увидеть здесь и проростки трахикарпуса. Под пышной кроной на почве, зеленеет щетка проростков.
 В верхнем парке у здания дирекции находятся два крупных древесных растения семейства аралиевых: фатция бумажная (Fatzia papirifera) и фатция японская (Fatzia japonica). У фатции бумажной тонкий стволик до 5м с большой розеткой дланевидных, величиной с зонт листьев на длинных черешках поочередно отрастающих круглый год, замедляя рост к осени. Издали фатция напоминает пальму. В середине розетки поочередно, раскрываются длиной до 0,5 м. разветвленные, сильно опушенные, покрытые войлоком, крупные кисти соцветий с мелкими белыми бутонами. В массе они очень декоративны. Завязать семена фатция не успевает. Цветы гибнут, побитые заморозками или снегом.
 Более вынослива фатция японская (Fatzia japonica), высотой не более полутора метра. Листья у нее, как и черешки мельче в сравнении с фатцией бумажной, более плотные, блестящие, кожистые, они также собраны в розетку. В январе у нее уже вполне оформленные, готовые раскрыться бутоны.
  Прежде чем подняться к зданию дирекции стоит опять полюбоваться морем, обрывом с красивой балюстрады.  Нижняя главная дорога пересекающая ботанический сад и ведущая в географические отделы, минует здание дирекции  на вершине холма. Следуя по дороге на крутых склонах растут разнообразные хвойные деревья. У североамериканской сосны болотной(Pinus palustris) жесткая хвоя. Она относится к двухвойным соснам,то есть ее хвоя состоит из двух длинных прочных хвоинок. Земля устлана  слоем хвои, которую местные жители собирают не только на растопку печурок, но и для плетения  разнообразных изделий: коробочек, панно. Далее по маршруту высится с большой конусовидной, с  раскинувшимися в сторону ветвями  темной североамериканская тсуга канадская (Tsuga canadense). У нее мелкая, не более ногтя плоская хвоя и такие же мелкие шишечки.
 Второе мощное североамериканское дерево псевдотсуга тиссолистная (Psevdotsuga taxifolia). Это одно из самых мощных хвойных деревьев мира на родине в Канаде достигающее 100м в высоту. В ботаническом саду оно не такое высокое, но все равно поражает величие и размерами  вырастая вверх из узкого ущелья. Под кроной на земле лежат ее оригинальной формы шишки. Они особенной формы, лохматые. У них кроющие чешуи выглядывают , на конце с бурыми деревянистыми хвостиками.
У здания дирекции подъем заканчивается. Отсюда, вдоль крутого приморского склона прорезаны параллельные террасы и тропинки. На террасах крупные деревья, среди которых много вечнозеленых редких видов. Именно они, смыкаясь кронами высоко над головой, и создают темный вечнозеленый шатер.
Под ложнокамфарными лаврами (Cinnamomum glanduliferum) сумрачно. На почве пестрят опавшие красные листья. Если размять в руке лист, чувствуется характерный запах камфары. Снег обламывает ветви, среди которых много сухих. Пропитанные эфирными маслами они очень хорошо горят. Крупные деревья ложнокамфарных лавров украшают центральные улицы Батуми. Посадки камфарных деревьев производились с лечебной целью, когда в начале прошлого века в этих краях свирепствовала малярия.
 Ложнокамфарные лавры поражают воображение крупными размерами стволов в несколько обхватов. Они кажутся тысячелетними. Но им  всего сто лет. Этот вид, как и настоящий камфарный лавр родом из Китая и Японии отличает быстрый рост. Вдоль параллельных дорожек прорезавших крутой склон верхнего парка среди крупных хвойных пород обращает на себя внимание секвойя вечнозеленвая (Seqoia sempervirens) со стройным мощным стволом покрытым толстой ребристой корой. Высота дерева достигла 30м.


Copyright MyCorp © 2018

Конструктор сайтов - uCoz